podkarpatrus (podkarpatrus) wrote,
podkarpatrus
podkarpatrus

Что ждет антирусинов в Республике Подкарпатская Русь. Опыт по румынском секуритате, немецком штази..

Что ждет антирусинов в Республике Подкарпатская Русь?  Опыт по румынском секуритате, немецком штази, чешском СтБ. и другие, говрят о необходимости в разумной мере применить умеренную люстрацию и в Подкарпатской Руси.
Её смертельно боятся галичане. Ведь деды и отцы их поголоано сотрудничали с немцами, а позже с коммунистами, будучи главными идеологами атеизма в Закарпатье. Притом, большинсвто из них были тайные иезуиты, помагавшие большевикам репрессировать Православную Церковь. Люстрация буде. Даем несколько вариантов, опробированных в государствах Европы.

Германия. В договоре об объединении Германий был прописан пункт: служащие госучреждений и судьи должны повторно подать заявления о приеме на работу. Все архивы передали «комиссии Гаука», пастора из Ростока, бывшего диссидента, которого сделали «главным архивариусом». Госорганы получили право запрашивать из архива информацию о каждом новом желающем устроиться на работу. Если выяснялось, что он сотрудничал с секретной службой, ему давали от ворот поворот. Бывшие агенты и сотрудники тайной службы не имеют в ФРГ права занимать сколько-нибудь высоких публичных постов вплоть до 2011 года.

Венгрия: Закон Зетени-Такача от 1992 г. установил уголовную ответственность без срока давности для лиц, совершивших в декабре 1944 – мае 1990 г. предательство Родины, вплоть до пожизненного заключения. Критики этого закона утверждают, что «под эту формулировку можно было при желании подвести любого участника советско-венгерского сотрудничества». Конституционный суд на основании обращения президента республики признал этот «закон мести» неконституционным. Высокопоставленные государственные деятели подвергаются здесь люстрации с 1994 года. Архивы частично остаются в ведении тайных служб. Наибольшее внимание привлек инцидент с премьер-министром Петером Медгесси (Peter Medgyessy) в 2002 году; премьер тогда признался в сотрудничестве с коммунистической госбезопасностью и подал в отставку.

Чехия: По уровню последовательности люстрационной политики конкурирует с Германией. Здесь, еще в рамках Чехословакии, в 1991 г. парламент квалифицировал коммунистический режим как незаконный. Был принят соответствующий закон, в котором, в частности, говорилось: «Коммунистическая партия Чехословакии была организацией преступной и достойной осуждения, также как и другие организации, основанные на её идеологии, деятельность которых была направлена на лишение людей их прав и на удушение демократии». Под действие закона подпали 140 000 лиц, сотрудничавших с коммунистическим режимом в 1948-1989 годах. Кадровые работники и тайные агенты спецслужб, сотрудники партийного аппарата КПЧ, «политически руководившие» госбезопасностью, лишались на 5 лет права занимать ответственные посты в государственных органах, если специальная комиссия могла доказать их вину.

В 1996 г. граждане Чехии – жертвы репрессий коммунистического режима – получили право знакомиться с досье спецслужб, заведёнными на них. Для остальных граждан архивы открылись с 2003 года. В то же время вопросы прохождения люстрации стали активно использоваться в политической борьбе за определённые государственные посты. Будучи еще президентом страны, сторонник «бархатной люстрации» Вацлав Гавел пытался наложить вето на продление упомянутого закона о декоммунизации до 2000 года (его действие заканчивалось в 1996), но парламент преодолел вето, и теперь он стал бессрочным.

Словакия: В отличие от своих бывших собратьев по Чехословацкой федерации, руководство этой страны изначально негативно отнеслось к подобным «чисткам». Даже если суд признавал наличие вины, то наказание определялось минимальное. Люстрация всячески тормозилась. Например, Институт национальной памяти был основан здесь лишь в 2002 г. (впрочем, справедливости ради, надо отметить, что в «передовой» Чехии вопрос создания такого института сейчас только обсуждается, и поскольку против этого проекта высказываются не только коммунисты, но и большинство социал-демократов, судьба его находится под большим вопросом); никакой более-менее широкой люстрационной практики тут не наблюдалось, да и словацкие законы не слишком уж строги по отношению к бывшим агентам.

Польша: Правительство, образованное лидерами «Солидарности», гарантировало неприкосновенность бывшим коммунистам. Но это не понравилось многим активистам сопротивления, подвергавшимся перзекуциям «при большевиках». Завязалась длительная политическая борьба; в ходе баталий были-таки оглашены списки лиц, сотрудничавших с прежним режимом. В 1997 г., несмотря на противодействие Леха Валенсы (который, как и Вацлав Гавел, стремился «не заострять вопрос»), был наконец принят Закон о люстрации. Это «привело к массовому доносительству. Самым известным из тех, кому в ту пору пришлось подать в отставку, стал вице-премьер Януш Томашевский. В 2004 году от этого закона пострадал маршал (председатель) польского сейма Юзеф Олексы (Juzef Oleksy) – польский люстрационный суд постановил, что Олексы в 1970-х гг. сотрудничал с армейской разведкой (что, по мнению специалистов, почти автоматически означало и связь с разведкой советской), но скрыл этот факт в люстрационном заявлении.

21 июля 2006 нижняя палата польского парламента приняла законопроект, расширяющий действие прежнего закона о люстрациях (касавшегося ранее лишь министров, депутатов, сенаторов, судей и чиновников); под люстрацию отныне попадают главы администраций населенных пунктов, члены руководства фирм с государственным участием, ученые, работники университетов, директора школ и журналисты. Показательно, что, несмотря на серию публикаций годичной давности о том, что с «органами» ПНР сотрудничали и сотни католических священников, служителей церкви закон формально не коснулся.

Прибалтийские государства: Здесь вопрос о люстрации впервые был поставлен в 1990 г. в обращении Конгресса незаконно репрессированных Эстонии, Латвии и Литвы к Верховным Советам этих республик.

В Эстонии был принят Закон о внесудебных массовых репрессиях в Советской Эстонии в 1940-1950-е гг., по которому прокуратуре Эстонской ССР было поручено рассмотреть вопрос о возбуждении уголовных дел и привлечении к уголовной ответственности лиц, виновных в массовых убийствах, других преступлениях против человечности.

Латвийский Закон о выборах от 1992 г. требовал от всех кандидатов в депутаты парламента письменное заявление о наличии либо отсутствии у них связей с советскими или иными секретными службами.

В Литве существует Закон о проверке мандатов депутатов, подозреваемых в сознательном сотрудничестве со специальными службами СССР или других государств. Согласно этому Закону, для проверки и расследования получивших огласку фактов сознательного сотрудничества депутата со специальными службами СССР или других государств должна была создаваться специальная депутатская комиссия соответствующего Совета, которая в случае надобности привлекала должностных лиц прокуратуры, внутренних дел и службы национальной безопасности.

Литва и Эстония архивы уже открыли, Латвия поведет народ в свои архивные «закрома» в марте 2007 г. Бывшие агенты КГБ были здесь быстро уволены из органов общественного управления; однако по-прежнему существуют опасения по поводу сильного влияния российских тайных служб. Время от времени возникают связанные с этой темой аферы.

Румыния: Только в 2006 году здесь появилась реальная политическая воля открыть архивы бывшей Секуритате (Sekuritate), но доступ к ним крайне ограничен. Проверке сейчас подвергаются лишь высшие государственные функционеры; сопротивление сотрудников тайной службы мероприятиям по рассекречиванию архивов еще очень велико.

Болгария: В 1992 г. антикоммунистическое парламентское большинство сумело включить в несколько законов специальные статьи о декоммунизации, однако Конституционный суд объявил их не имеющими силы. Был отменён и Закон о декоммунизации науки и образования, принятый в декабре 1992 г. и запрещавший бывшим активистам Компартии и преподавателям коммунистической идеологии занимать руководящие должности в научных учреждениях и вузах. В то же время был принят Закон, запрещающий разглашение информации о деятельности тайной полиции и публикацию документов, подтверждающих отсутствие связи политиков и государственных чиновников с органами государственной безопасности.

То, что сегодня кажется невозможным, завтра может стать реальным и в Беларуси. Чехи, восточные немцы, венгры и другие наши бывшие собратья по несчастью тоже начинали с нуля. Важен порой сам факт этого начала.
...речь шла прежде всего об ответственности за сотрудничество с преступным режимом ...

Эти люди, конечно, могут надеяться на то, что архивы будут вовремя уничтожены «умными людьми» из ГБ. Однако рассчитывать на это особенно не стоит. Опыт Восточной Европы показал, что сколько архивы ни жги, а они, словно булгаковские рукописи, не горят.
 
 http://rusin.forum24.ru/?1-11-0-00000018-000-0-0-1234176476 

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments