podkarpatrus (podkarpatrus) wrote,
podkarpatrus
podkarpatrus

Политический кризис на Украине и возможная стратегия России

События последних нескольких месяцев – резкое ускорение политического и социально-экономического кризиса на Украине, усугубленное влиянием «глобального экономического спада», недавней «газовой войной» и ожесточенным противостоянием кланов Ющенко и Тимошенко, перевели кризисную ситуацию в принципиально новое качество, что отличает ее в корне от всех предыдущих политических противостояний и катаклизмов, пережитых страной в эпоху «кучмизма» и «постмайданный» период.

Ярким проявлением нарастающего политического и экономического кризисов на Украине стали последовавшие друг за другом обращения к нации президента В. Ющенко и ответное заявление премьер-министра Ю. Тимошенко, в которых они попытались возложить вину за кризис друг на друга, отстаивая правоту собственной позиции и подчеркивая политическую несостоятельность оппонента. В. Ющенко, в частности, подверг острой критике подписанные Ю. Тимошенко в Москве газовые контракты, попутно возложив на нее всю ответственность за экономический кризис, который происходит на Украине, в частности, обвинил правительство в преднамеренном разрушении финансовых институтов, в т. ч. Национального банка Украины. В свою очередь, Ю. Тимошенко опубликовала на сайте кабмина Украины свои комментарии, назвав выступление Ющенко «смесью неправды, паники и истерии», попутно подчеркнув: «Все увидели, что президент – это не тот лидер, который нужен в то время, когда Украина проходит испытание на прочность под ударами мирового экономического кризиса». Разворачивающийся кризис означает конец сложившегося после «оранжевой революции» 2004 года формата власти и требует более глубокого анализа политической ситуации на Украине с учетом российских перспектив и интересов в соседнем государстве.

 

1. СУДЬБА ПРОЕКТА «УКРАИНА»

 

Мы полагаем, что проект «Украина» на сегодняшний день исчерпал себя политически, экономически и культурно-идеологически, сделав невозможным сохранение единой страны в управляемом виде в существующих границах.

В чем же конкретно выражается исчерпанность проекта «Украина»?

Экономически – ибо модель экономики, ключевыми факторами жизнеспособности которой были дешевые российские энергоносители в обмен на «условно льготный» транзит последних через Украину в страны Европы (разрушено «газовой войной»), эксплуатация оставшихся от СССР производственных мощностей в горно-металлургической и химической промышленности (обречены на распад в результате отсутствия инвестиций и потери рынков в ситуации углубляющегося кризиса и потери многих из внешних рынков, а также в связи с неизбежным в сегодняшней ситуации повышением цен на российские энергоносители), сельском хозяйстве (разрушено за годы «незалежности»), экспорт безработицы в виде посылки около 7 млн «зробитчан» на Запад и Восток (которые оказались «избыточным ресурсом» в обоих направлениях в ситуации углубляющегося социально-экономического кризиса и переизбытка рабочей силы). Обвал финансового и фондового рынков Украины, цепочка фактически произошедших корпоративных дефолтов (с назревающей перспективой государственного дефолта не позднее весны текущего года), развал системы ипотечного кредитования, разрастающийся кризис коммунальных платежей во многих крупных мегаполисах с их фактическим переходом в статус банкротов делают перспективы украинской экономики весьма и весьма проблематичными. И если население сельской местности и малых городов уже давно в массе своей выживает за счет натурального подсобного хозяйства, то остановка «градообразующих» предприятий-монополистов во многих регионах юга и востока Украины создает поистине взрывоопасную ситуацию в рабочей среде крупных мегаполисов.

Политически – поскольку украинская элита, представляющая собой подвижный конгломерат кланов, так и не смогла заключить стратегического соглашения о правилах игры, рассматривая Украину лишь как площадку для проталкивания своих интересов. Режим «внешнего управления», воплотившийся на практике в период правления В. Ющенко, сопровождался демонтажем всех основных компонентов национального суверенитета (армии, системы образования, национальной науки, госаппарата, судебной системы) с активной пропагандой перехода под протекторат атлантистских структур (НАТО и др.), что объективно заводит саму украинскую государственность в тупик. После пережитых кризисов и «расколов» Украина объективно может существовать как единое целое только в режиме «внешнего управления» – т. е. откровенно антироссийского формата, протежируемого США и их ближайшими союзниками в Европе.

Культурно-идеологически – несмотря на все усилия действующей украинской власти (несбалансированная украинизация публичного пространства, форсированное сочинение истории «украинской нации» с новыми «героями»), создание идеологических симулякров («Украина – не Россия», «Голодомор», «советская оккупация», «героизм» «воинов» ОУН-УПА в борьбе с гитлеровцами и «советскими оккупантами»). Вместе с тем у Украины на сегодняшний день отсутствуют как объединяющая национальная идея, так и собственно политическая нация (как, впрочем, и национальная элита – ибо нельзя назвать элитой рыхлый конгломерат борющихся между собой и периодически вступающих в конъюнктурно-недолговечные сговоры региональных и «околовластных» кланов, не способных и не желающих реализовать подлинные интересы страны и народа). «Галицкий» вариант украинской идентичности, языка, идеологии (а другой, не-антироссийской «самодостаточной» идеологии Украины и не могло быть изначально), фанатично навязываемый стране В. Ющенко и его ближайшим окружением, был де-факто отторгнут большинством населения Украины, а умело внедряемая «антироссийскость» не стала искомым объединяющим началом для населения страны – хотя ментальные сдвиги в антироссийскую сторону у многих категорий населения, особенно у молодежи Украины, сегодня налицо.

Вывод: России нужно понять, что проект «Украина» в его нынешнем виде обанкротился и близок к распаду вследствие системной деградации государственной власти и элиты «сверху», и поддерживать и дальше Украину как некую «площадку» и «буфер» для торга с Западом и «теневого» лоббирования там интересов отдельных российских бизнес-структур на перспективу просто бессмысленно – ибо «нейтральной» и относительно устойчивой Украины «а-ля Кучма» в ситуации современной поляризации внутриукраинских политических сил и усиливающегося влияния извне просто не может быть. В итоге Россия, вкладываясь «на паях» с Западом в дальнейшее сохранение этого проекта, может в итоге купить кота в мешке, обслуживая (в очередной раз!) чужие интересы. Ибо сам проект «независимой Украины» не мог не быть антироссийским изначально (ибо иначе лишался смысла ввиду наличия двух стран, изначально столь схожих друг с другом с точки зрения языковой и культурно-исторической идентичности). Подтверждением чему является неизбежный идеологический и политический дрейф прежних лидеров юго-востока (Л. Кучма – в сторону союза с националистами на выборах 1999 года, Партия регионов и В. Янукович – неоднократно после 2004 года в сторону сближения со структурами В. Ющенко), хроническое невыполнение ими своих обещаний по защите русского языка, относительно отказа от вступления в НАТО и др. И чем шире будет на Украине антироссийская «почва», тем яснее эта закономерность будет проявляться. В то же время Россия, исходя из собственных интересов, не вправе ставить на Украине крест и выводить ее за рамки сферы своего влияния, ибо образовавшийся в этом случае «вакуум» будет неизбежно заполнен чужеродным антироссийским влиянием с вытеснением либо системных подавлением ВСЕХ пророссийских политических и экономических акторов в этой стране. Поэтому для России не существует больше никакого смысла спонсировать враждебный ей проект, воплощением которого стала политика В. Ющенко, что, в частности, ясно проявилось в период «газовой войны» и в связи с повышением цен на газ, поставляемый Россией Украине.

 

Часть 2. КАМО ГРЯДЕШИ? (ПОПЫТКА ПРОГНОЗА).

 

На взгляд авторов, в современной Украине активно конкурируют три условных проекта, способных определить ее внутриполитическое и геополитическое будущее.

1. «Галичанско-западенский» проект «соборной Украины» В. Ющенко, который на сегодня исчерпал себя как по причине его личной бездарности как политика, так и вследствие неготовности большинства украинского общества его поддержать. Однако это вовсе не означает, что он не может быть реанимирован более сильной и популярной политической фигурой уже в обозримом будущем, ибо семена национализма и русофобии, посеянные в течение 16 лет «незалежности», начинают давать всходы в сознании молодого поколения граждан Украины даже на юго-востоке страны, где представители молодого поколения, не принимая официального национализма Киева, уже не отождествляют себя с Россией.

2. Политический проект представляющей юг и восток Украины «Партии регионов» (весьма условно пророссийский) по большому счету не сложился и не состоялся, будучи подменен лоббированием бизнес-интересов донецких ФПК, связанных прежде всего с фигурой Р. Ахметова и готовых торговать интересами русскоязычных избирателей ради «коалиции» с Ющенко и Ко и укрепления своих позиций в Киеве. Подтверждением этого является становящийся все более явным альянс окружений (клиентел) Ющенко и Ахметова против Ю. Тимошенко как своего главного конкурента со стиранием между ними всех возможных идеологических различий, когда «пророссийские» лозунги используются регионалами ситуативно и в сугубо пропагандистских целях без надежды на реализацию на практике. В итоге значительный сегмент пророссийских сил на Украине оказался брошен, разочарован и дезориентирован.

3. Проект Ю. Тимошенко – в основу которого положен харизматический вождизм, замешанный на популизме правого и левого толка, конъюнктурном национализме (хотя в окружении Тимошенко, наряду со значительной прослойкой бизнесменов-прагматиков, есть и «зубры» национализма наподобие Л. Лукьяненко), отказе от ставших нерентабельными бывших политических партнеров и лозунгов и лавировании между Россией и Западом.

Предыдущий политический опыт Ю. Тимошенко в качестве руководителя ЕЭС Украины и «газовой принцессы» не оставляет сомнений в том, что, получив в свои руки полноценную и в потенциале единоличную власть, она будет последовательно реализовывать собственный проект, отражающий в первую очередь ее бизнес-интересы, прикрываемый идеологией национализма в пропагандистских и мобилизационных целях. Данный проект, очевидно, будет включать в себя «зачистку» политического окружения В. Ющенко и поддерживающих его бизнес-групп на первом этапе, «сброс» России и российского влияния – на втором, и попытку ослабить режим «внешнего управления» (успех которой не предопределен) со стороны Запада – на третьем.

В политическом отношении Тимошенко намного опаснее Ющенко, поскольку сильнее, гибче и адекватнее последнего, способна комбинировать и использовать чужие лозунги, мобилизовать как условный средний класс и интеллигенцию, так и весьма многочисленный на Украине маргинализированный электорат (особенно в условиях обостряющегося социально-экономического кризиса). В случае, если она прибегнет к стратегии национализма, она сможет гораздо успешнее ее реализовать, нежели идеологизированный и догматичный националист Ющенко, все более превращающийся из президента-гаранта в «хромую утку» украинской политики.

Вывод: на средне- и долгосрочную перспективу Ю. Тимошенко представляет собой масштабную угрозу для интересов России на Украине, ибо ее партия (в отличие от рыхлого и слабо структурированного НУНС В. Ющенко) очень дисциплинированна, сплоченна, мало идеологизирована (притом, что костяк ее составляют консервативные националисты). Характерны в этом отношении прекращение антироссийских выпадов в нужное время (например, после войны в Южной Осетии) и активизация их в изменившейся ситуации. При этом – снижение идеологической составляющей, хотя раствориться в бизнес-интересах она принципиально не может, это – ее экзистенциальное состояние в большей степени, нежели у Ющенко, который скорее ставит на демонстрацию националистической и государственнической идеологии, чем реально ее проводит. Для Ющенко главными остаются его формальный статус как президента, демонстративно-властные атрибуты, во вторую очередь – возможность масштабного воровства, которое он рассматривает как элемент власти, должное кормление, и затем уж – демонстрация лояльности принципалу. В отличие от доктринера Ющенко, Тимошенко сугубо прагматична: идеологическая составляющая для нее важна лишь в той мере, насколько она обеспечивает ее экономические интересы и их легитимное прикрытие. То же самое относится и к ее электорату – обширный, прагматичный, беспринципный, главным образом – интеллигенция + мелкий и средний бизнес. Ее традиционная вотчина, обусловленная особенностями менталитета, – Киев, теперь уже – практически весь запад Украины. Помимо всего прочего, она постепенно перетягивает на свою сторону прежний электорат социалистов и значительную часть электората Партии регионов в южных, северо-восточных и центральных областях, в первую очередь – в таких значимых региональных центрах, как Херсон, Днепропетровск, Кировоград, Полтава, Чернигов, отчасти – Запорожье, Одесса, Черкассы и ряд других. Стоит проследить год за годом региональное и классовое расширение ее электората, чтобы убедиться в устойчивости данной тенденции.

Любая внутрипартийная фронда в рамках БЮТ жестко пресекается и теоретически возможна исключительно по мотивам конкурентно-экономического характера, но с учетом обострения борьбы с остатками сил, завязанных на Ющенко, становится крайне маловероятной, поэтому после раздела сфер влияния по итогам ожидаемой победы Тимошенко политика будет полностью передана под полный внешний контроль США. И в случае успешной реализации подобного сценария Россия будет иметь дело не с квазисамостоятельным МИД Украины времен Грищенко-Тарасюка-Огрызко, а со структурным подразделением Госдепартамента США.

В ситуации развертывающегося сегодня украинского политического кризиса возможен вариант клинча (в случае вероятного отказа Ющенко оставить президентский пост с попыткой ввести прямое президентское правление под влиянием своего ближайшего окружения и жесткого ответа Тимошенко, которая, скорее всего, попытается направить существующие в стране протестные настроения против власти президента), разрешать который Запад пригласит Россию как коспонсора, затем мягко обнулив ее влияние и фактически исключив из процесса внутриукраинского политического урегулирования (вспомним неудачный опыт «посредничества» видных российских политиков в ситуации «электорального тупика» конца 2004 года). Ожидать в этой ситуации «спонтанного» распада Украины (например, вследствие стихийных антиправительственных выступлений на местах либо отказа регионов платить налоги Киеву) на несколько составных частей не приходится, поскольку НИ ОДНА влиятельная украинская политическая сила, включая Партию регионов, не готова сегодня реализовать проект параллельной или усеченной государственности. В конечном итоге ставка на стабилизацию режима личной власти Тимошенко (с параллельными гарантиями со стороны России и Запада) приведет в итоге к отбрасыванию «окрепшей» украинской властью России (рычаги влияния которой на развитие ситуации на Украине, исключая энергетический фактор, весьма ограничены) и твердым переходом под протекторат Запада.

Таким образом, первоначально убедив и побудив Россию поддержать проект условной стабилизации под руководством Тимошенко своими ресурсами («льготные цены для братской Украины»), Запад на следующей стадии отодвинет Россию в сторону, дав карт-бланш Тимошенко на построение прочного и жесткого антироссийского режима. Россия снова поддержит, как и ранее, чуждый ее интересам проект, но с более тяжелыми последствиями – ибо результаты его реализации (полное и на этот раз последовательное выдавливание России из экономического, политического и культурно-информационного пространства России) будут чудовищны и для репутации российской власти, и для российского бизнеса, для постсоветского пространства и православно-славянского мира в целом (поскольку будет создан пресловутый «санитарный кордон»).

Вывод: России нужно перестать поддерживать чужие враждебные проекты и начать реализовать свой, основанный на консолидации пророссийского сегмента, все еще значительного на Украине.

 

4. В ЧЕМ ЗАКЛЮЧАЕТСЯ НОВЫЙ РОССИЙСКИЙ ПРОЕКТ ДЛЯ УКРАИНЫ?

На наш взгляд, новый конструктивный российский проект для Украины должен опираться на следующие постулаты:

1. Отказ от «дипломатии трубы» «а-ля Черномырдин» – ее ограниченность и исчерпанность показала в т. ч. последняя газовая война, когда Россия, победив политически, не смогла выиграть борьбу за украинское общественное мнение. В итоге посольской миссии Черномырдина Россия сегодня не имеет сколько-нибудь рычагов влияния (НПО, пресса, лобби в парламенте и др.) на Украине, а пропагандистские и имиджевые усилия откровенно контрпродуктивны в силу недостаточного учета внутриукраинской политической ситуации.

2. Отказ от переоценки влияния на Украине российского бизнеса – ибо он успешно ангажируется украинской властью и превращается де-факто в инструмент поддержки чуждого России режима, что показала достаточно грамотная работа администрации В. Ющенко с целым рядом российских компаний как до (в должности премьера), так и после 2004 года.

3. Отказ от квазиимперского тона как контрпродуктивного в условиях устоявшегося на Украине негативного образа «московской империи», от ставки на административный ресурс в связке с агрессивным пиаром (это не работает и не может работать на Украине с учетом глубоко плюралистического характера ее политической культуры, фрагментации власти и элиты – что, в частности, наглядно продемонстрировала кампания Януковича – 2004), ибо подобный подход отталкивает потенциальных сторонников России и оперативно мобилизует достаточно влиятельный и мощный антироссийский сегмент украинского общества, умело направляемый государственной властью и значительной частью СМИ.

4. Отказ от стремления гарантировать свои интересы на Украине через «неформальный пакт» с представителями той или иной группы украинской элиты (Янукович, Тимошенко, Ющенко и др.) – ибо любая часть украинской элиты, прямо или косвенно вовлеченная в антироссийский проект самим фактом своего существования, рано или поздно «сбросит за борт» Россию ради выгод от предполагаемого «сближения» либо «торга» с Западом. Следует помнить, что среди действующей украинской политической элиты (исключая малоперспективных политмаргиналов леворадикального толка) действительно «пророссийских сил» попросту нет.

В то же время обостряющийся социально-экономический и постепенно заводящий Украину в тупик политический кризисы дают России уникальный шанс – возможно, последний в наступающем столетии – вернуть эту страну (по крайней мере, исторически связанную с Россией ее часть) в сферу своего влияния.

При этом необходимо осознать, что любое инерционное развитие при заданном векторе крайне пагубно: время может работать на Россию при условии хотя бы относительного коррекционного вмешательства, а в идеале нужна полноценная работа. Парадигма же ожидания «погоды с моря», изначально неверная в отношении сопредельного пространства, необычайно пагубна именно сейчас, когда утекают последние возможности софт-форса, и далее следует только «грузинизация» украинского политического процесса как переход к точке невозврата с катастрофическим политическим результатом и «схлопыванием» сферы российского влияния на Украине с превращением последней в аналог Польши накануне Второй мировой войны.

При этом нужно помнить, что у России сегодня отсутствуют многие рычаги влияния, которые необходимы для возвращения своего влияния на Украине (у нее нет собственной сети влиятельных НПО, позиции в информационном поле сжаты до минимума, а рычаги экономического влияния, исключая пресловутый «фактор трубы», ограничены).

Вместе с тем проведение неумелой и негибкой, недифференцированной политики по отношению к Украине, исходящей из «имперских стереотипов» и убежденности в собственном всемогуществе, приводит к ситуации, когда официальную Москву на Украине воспринимают как «врага» не только элита, но и многие украинцы – причем сторонники как националистических, так и пророссийских взглядов).

 

5. ВОЗМОЖНАЯ СТРАТЕГИЯ РОССИИ В ОТНОШЕНИИ УКРАИНЫ

Вместо вливаний в неизбежно антироссийский в перспективе новый режим в Киеве России следует активнее работать (информационно, экономически, политически) по регионам и стратам украинского общества, учитывая их специфику и межрегиональные различия, и делать ставку на изменение массовых антироссийских стереотипов через «точечное» регулярное воздействие. Поскольку традиционная инфраструктура влияния на Украине у России (устойчивое лобби в структурах власти, пророссийские СМИ, сеть НПО) сегодня отсутствует, ставку следует сделать на низовые протестные движения (рабочее движение в промышленных центрах юго-востока, русское движение в Крыму, движения национальных меньшинств (крымско-татарское в том же Крыму, на перспективу – русинское в Закарпатье), направленные против киевской власти. Для поддержки этих движений необходима не традиционная массированная информационная кампания из Москвы с вливанием масштабных финансовых средств в те или иные фигуры или политические объединения, а прямые контакты и «точечная поддержка» ряда «матричных структур» (неформальных клубов, центров, неформальных сообществ) в сохраняющих пророссийский вектор регионах Украины с выстраиванием на их основе разветвленных сетевых структур, способных охватить значительную часть территории страны.

Первоначально необходимы общеукраинский сайт с сетью региональных корреспондентов и параллельный выпуск серии сходных по тематике газет с региональной спецификацией, распространяемых через неформальные каналы и сети, что обеспечит их доступность массовому читателю и превратит в эффективное средство пропаганды и агитации.

Это позволит постепенно разрушить стереотипы официальной пропаганды, создать благоприятные для России информационную среду и поле и консолидировать существующие в украинском обществе протестные настроения в свою пользу.

Необходимо также искать точки реагирования, расшатывания и рассредоточения существующей украинской власти и элиты. Учитывая фрагментированность и специфический корпоративно-клановый менталитет украинской элиты, шансы у России в этом направлении имеются неплохие. И начать следует с педалирования экономических интересов различных групп украинской бизнес-элиты (по схеме: протекция в обмен на лояльную позицию в отношении России и ее политики).

При этом упор следует делать на личности, а не группы. Манипулирование следует начать с обкатки обиженных из разных сегментов украинского общества и элиты. Образно говоря, организовывать «народовольцев», способных изменить массовое сознание.

Основную ставку в работе следует сделать на местные кадры, показавшие себя и способные выстраивать эффективные пророссийские «сети влияния» на местах (Кауров, Добычин, отчасти Витренко), ПОЛНОСТЬЮ И КАТЕГОРИЧЕСКИ исключить из процесса «политтехнологов», проваливших избирательную кампанию Януковича в 2004 году, близко не подпускать к украинской теме (даже к ее освещению) лиц, дискредитирующих Россию своими ксенофобскими и псевдопатриотическими высказываниями в российских и украинских СМИ, а также некоторых из российских бизнесменов, близко сошедшихся с «оранжевой» властью и вошедших в ее клиентелу.

Все это уже в краткосрочной перспективе позволит создать прочные «плацдармы влияния» в регионах Украины с сильными пророссийскими настроениями, которые в будущем могут стать форпостами борьбы с киевской властью, в т. ч. с использованием стратегии «управляемых конфликтов» (Крым и в меньшей степени – Одесса, промышленные регионы юга и востока). В этом случае в ситуации предполагаемого радикального «проамериканского разворота» власти в Киеве (который в принципе неизбежен) Россия сможет через «конфликтные точки» и зоны своего традиционного и укрепившегося влияния эффективно стимулировать экономическую и политическую регионализацию Украины, что способно снивелировать любой антироссийский киевский проект. При этом необходима работа не только с населением, но и с элитами регионов и собственно Центра, для чего у России в ситуации кризиса и политической фрагментации на Украине объективно возрастают возможности.

В свою очередь, региональная спецификация информационно-пропагандистских воздействий в случае Украины означает:

А) для центра и Киева – акцент на тяжелое экономическое положение, пользу восстановления экономических связей с Россией, критику власти, минимум политики и «пророссийскости»;

Б) для юга и востока – акцент на экономику, традиционную «пророссийскость», культурно-историческое единство;

В) для запада (прежде всего Галичины) – противопоставление Киеву как источнику бед и неэффективного управления, пропаганда «европейского выбора Галичины», «особого статуса региона в рамках Украины».

В свою очередь, спецификация воздействий с учетом различающейся политической ориентации различных сегментов украинского общества требует принять во внимание то обстоятельство, что преобладание «оранжевой» (и шире – евро-атлантической) ориентации характерно для большей части украинской гуманитарной интеллигенции и студенчества, в то время как более ярко выраженные оппозиционные по отношению к «оранжевой» власти (и шире – пророссийские) настроения присущи технической интеллигенции, части бывших военнослужащих, работникам промышленных предприятий, страдающим от современного кризиса. Последние представляют собой референтные группы, являющиеся приоритетными целями для российского воздействия.

В итоге региональные «сети влияния» помогут России постепенно восстановить свое политическое, экономическое и информационно-пропагандистское влияние на Украине, включив ее значительную часть в сферу своих интересов за счет гибких и адаптивных технологий. Проект «пророссийской Украины» обретет политическое будущее, дав России масштабное поле для расширения своего влияния в этой стране.

 

Экспертная группа «Москва-Киев»

 
Источник: KMnews

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments