podkarpatrus (podkarpatrus) wrote,
podkarpatrus
podkarpatrus

Category:

Подкарпатская Русь и Галичина. Межвоенный период.Часть 2.

Подкарпатская Русь и Галичина. Межвоенный период. Часть 1.

Часть 2.
Архивные данные полицейского управления.

Представляет определенный интерес более подробное рассмотрение (как это принято у галичани и на этот раз "недолугого") опереточного путча ОУН против автономного правительства А.Волошина в Хусте в ночь с 13 на 14 марта 1939 г.

Секретная чехословацкая служба о готовящемся путче узнала уже буквально через день (10 марта 1939 г.) с момента его планирования. Член "Сечи", некто Гафинец, в то время совместно с государственной стражей безопасности выполнявший службу помощника полиции,  сообщил Ф. Рацику (полицейскому), что 9 марта к ним, в казарму организации "Сеч", прибыл офицер галичанин и отобрал четверых членов ( в их числе и Гафинца) для готовящегося нападения на командование чехословацкого гарнизона в Хусте. Во время этой акции сичевики должны будут отстранить от власти чеха генерала Прхалу и  тем самым вызвать в Хусте "восстание" . Офицер им представил подробный план, в соответствии с которым они должны будут действовать. О дате его проведения им сообщат особым распоряжением. Ф.Рацик в тот же день встретился с генералом Прхалом и написал подробный рапорт.

13 марта 1939 г. вновь назначенный командующий краевой жандармерией подполковник Вака* отменил состояние боевой готовности всего отделения жандармерии. Это отделение было расквартированно в казарме во дворе краевого правительственнго здания в Хусте. В этой связи все инструктора были отпущены домой к семьям и в казармах осталось всего 35 жандармов. Отделение должно было нести службу по охране главного входа в правительственное здание и охранять склад оружия, размещенного тут же в помещении АТС.

Приблизительно в 23 часа один из жандармов заметил необычное оживление сечевиков в городе. Они собирались группами, и передвигались по городу на различных транспортных средствах.
Пиблизительно в 2 часа утра к правительственному зданию прибыло 8 членов "Сечи" во главе с секретарем А.Волошина- И.Рогачем и направились на квартиру подполковника Ваки. Через 15 минут все они вышли из квартиры (вместе с подполковником). Вака прошел мимо несущих службу жандармов, даже не ответил на их приветствие и направился с "гостями" в свой рабочий кабинет. Инструктору и заместителю командира дежурного отделения жандармерии все это показалось подозрительным и он отправил сержанта Ягоду к командиру подразделения с соответствующим рапортом.
   
В это время к зданию правительства подьехал управляемый членом Сечи автобус. Водитель сообщил, что получил приказ подогнать автобус к зданию правительства. Командир отделения объявил тревогу. К зданию начали прибывать большие группы сечевиков. Пришел приказ из краевого управления жандармерией пропустить автобус во двор здания. Командир подразделения вышел к сечевикам и именем закона приказал им разойтись. Ему хором ответили "здавайтесь!". Началась стрельба.

В это время командующий краевой жандармерией лично со склада выдавал оружие, которое грузилось в автобус. Для препятствия выезда автобуса со двора здания жандармы установили преграды. Но подполковник Вака приказал преграды убрать и пропустить автобус с оружием.
 
Здание правительства охраняемое 35 жандармами атаковоло около 300 сичевиков. Приблизительно в 4 ч. 30 мин. жандармам на помощь прибыли армейские подразделения военного гарнизона Хуста.
Когда сичевики убедились, что занять правительственное здание им не удастся они стянулись в город, где заняли ж.д. вокзал, перекрестки и другие важные городские пункты, которые затем на рассвете отбили армейские части , расквартированного в Хусте 45 пехотного полка. В бое за правительственное здание ранение в ногу получил разводящий сержант Ягода, которого, после оказания первой помощи перевезли в лазарет с. Крива ( у Хуста). На стороне противника потери были значительные, поскольку атаки наносились силами больших групп.

  Основные бои на рассвете 14 марта развернулись у гостиницы Коруна, где находилось командование "Карпатской Сечи" и где располагалось германское посольство. Задача овладеть зданием была поручена отделению Стражей защиты отечества из Великой Копани под командованием верхнего респициента финансовой стражи Новотного. Отделение на машине было перезено в Хуст к  зданию командования гарнизона и после пополнения боеприпасами и ручными гранатами, оно получило приказ взять штуром здание гостиницы Коруна. Стельбой из винтовок и ручных пулеметов отделению удалось пробиться на площать перед гостиницей. Все чердаки и чердачные окна противоположных и прилегающих к площади зданий были заняты сечевиками с пулеметами и винтовками. Гостиница изнутри была забаррикадирована, но несмотря на это входные двери в гостиницу отделению жандармерии удалось высадить. Появление в холле гостиницы жандармов для сичевиков оказалось так неожиданным, что 18-ть из 20 защитников первого этажа гостиницы тут же  сдалось в плен. Только одному их них удалось сбежать на второй этаж гостиницы, а второй, который нацелил пистолет на верхнего респициента Новотного был тут же сражен выстрелом из карабина жандарма.

 В то время как сдавшиеся в плен сечовики были отведены в сторону здания командования гарнизоном, остальные боевики забаррикадировались на втором этаже гостиницы.
Когда засевшие на крышах зданий сечевики увидели как уводят пленных, они подняли стрельбу из пулеметов и винтовок. Во время этой стрельбы командир отделения Новотни был ранен в ногу. Командование гарнизона на помощь отделению прислало две бронемашины и один легкий танк, что помогло ликвидировать всех, засевших на крышах путчистов. Машины взяли для оказания медпомощи командира отделение и отъехали.

Примерно полчаса спустя под гостиницу подъехала машина с белым флагом. Из машины выступил депутат парламента Юлиан Ревай. Жандармы его тут же разоружили ( в заднем кармане брюк обнаружили пистолет).Первые его слова, с которыми он обратился к жандармам были:"Сдавайтесь. Это все напрасно; Чехию и Моравию занимает немецкая армия". В это время со второго этажа началась стрельба. Ревай спрятался в укрытие и кричал своим камарадам, чтобы те прекратили стрельбу. Когда стрельба утихла Ревай с командиром жандармского отделения подошли к баррикадам на второй этаж для ведения переговоров. Путчистами командовал какой-то майор. На предложение сдаться он ответил отказом.
 
В это время на помощь жандармам подоспели регулярные части чешской армии. В их распоряжении находился легкий танк и бронемашина. Через 15 минут все было закончено. Остатки бунтовщиков с поднятыми руками спускались со второго этажа гостиницы. Впереди шел майор с раненной осколком гранаты рукой. Их оказалось около ста человек.Практически все из них оружие оставили в помещение немецкого консула. Жандармам было сдано около 35 пистолетов. Сдавшихся отвели к зданию командования военным гарнизоном Хуста.

После занятия гостиницы в ее помещениях обнаружены большие запасы бинтов и иода. Видимо к путчу они тщательно готовились. В бое за гостиницу потери путчистов составили з убитыми и семеро ранеными. С чешской стороны был ранен только командовавший отделением жандармов.
Инцидент в Хусте закончился полным разоружением Карпатской сечи и восстаеновленим порядка во всем городе. По городу патрулировали наряды полиции и жандармерии. Практически уже начиная с послеобеда во всем городе не было ни одного инцидента.

Общие потери при подавлении путча со стороны чехословацких вооруженных сил: двое убитых и десять раненных, в том числе один жандарм и один сотрудник финансовойй стражи. Со стороны Сичи: 40 человек убитыми и около 50 раненных.
Так, бесславно для галицких пассионариев, закончилась их попытка военного переворота в провинциальном Хусте Подкарпатской Руси...
[13.11.2009 20:12:04] ivanov pise: * В последующем "странное" поведение подполковника жандармерии Вака нашло свое продолжение в Моравии, на то время Протекторате Чехии и Моравии.

Полицейское управление Брно, 13 апреля 1939 г.
Тема: Неизвестный преступник, подозрение в мошенничестве.

Дня 31 марта 1939 г. к нам, в управление, пришел подполковник жандармерии Владимир Вака, бывший командующий жандармерией в Хусте, сегодня проживающий у своего брата майора артилерии Властимила Вака в г. Брно, ул. Циглярская  4 и заявил следующее:

 "Дня 16 марта 1939 г. во время эвакуации с Хуста я передал находившемуся на службе поручику жандармерии Яну Квапилу замкнутый портфель, в котором находились следующие вещи: одна сберегательная книжка Подкарпатского банка, филиал в Хусте, со вкладом 780 000 крон и одна сберегательная книжка городской сберкассы на Краловских Виноградех, филиал в Ужгороде, обе открыты на фирму Бескид , страх. акц. об-во, две сберкнижки Подкарпатского банка в Ужгороде, из которых одна была открыта на фирму Дуистер, взаимная страховка во Львове, а вторая на фирму Легия, страховка в Праге.
В портфеле еще находились две сберкнижки, открытые на имя моей дочери Марии Вака, из которых  одна в сберкассе  на Краловских Виноградех,а вторая  Словацком банке, обе в филиалах в Ужгороде. Точнуу сумму на сберкнижках не помню. В пртфеле кроме всего прочего находились государственные ценные бумаги, кредит на обмундирование и кредит  на оборону государства, все в страховой компании Бескид и покрывались они из резервного фонда. Кроме того в портфеле было несколько векселей, гарантированных имуществом фирмы Бескид, различные мои личные документы такие как, например, приказ о назначении, удостоверение гражданина и кошелек с восмью долларами и разными бумагами"

Имущественные вещи фирмы Бескид Вака объяснил тем, что до конца 1938 г. он был руководителем фирмы и вплоть до дня эвакуации на этой должности он не был никем заменен. В этой связи председателем наблюдательного совета он был уполномочен сохранять эти ценности. Векселя у подполковника Ваки находились в связи с тем, что он состоял в качестве председателя наблюдательного совета Кредитного союза. Остальные вещи были его или членов его семьи.

Утром 16 марта подполковник Вака передал портфель с вышепоименованными вещами поручику Ивану Квапилу, который того же дня по случаю эвакуации отъезжал автобусом с багажом жандармерии из Хуста через Тячево в Румынию. Затем при первой возможности он должен был передать портфель с содержимым подполковнику Вака. При передаче портфеля поручику присутствовали подполковник жандармерии Войтех Дрозда, майор жандармерии Арношт Зимприх и супруга Квапила, которой подполковник в присутствии свидетелей передал портфель.


С того времени подполковник Вака поручика Квапила не видел и только 30 марта примерно в 19.30  он его, вместе с супругой, встретил в Брно на ул. Нова и тут же потребовал у них вернуть портфель с содержимым. Поручик Квапил и его супруга однако утверждали, что портфель вместе с багажом потерялся где-то в Сейне в Румынии. Сегодняшнее место жительство поручика Квапила расследованием еще не установлено.


Высоке Мито, 26 апреля 1939 г.
Тема: Объяснение по поводу письма полицейского управления Брно.

Дня 16 марта 1939 г. утром на автобусе полным багажа я выехал с Хуста Карпатской Украины. Этим же автобусом отъехала и моя супруга, подполковник жандармерии Дрозда с несколькими раненными и больными жандармами. Перед отъездом подполковник Вака  попросил меня взять с собой его портфель. Он сказал, обращаясь к моей супруге которая уже сидела в автобусе, чтобы она  взяла портфель с собой. О содержании портфеля он ничего не сказал. Сказал только вернуть его в Мараморошском Сиготе, куда направлялся наш рейс. Я только сказал, что у меня много своего багажа и его портфель, конечно же, возьму, но только на его ответственность.
 По приезде в Сигот я распорядился разместить багаж  в помещении, наданнным нам местным полицейским отделением, а портфель взяла с собой моя супруга, поскольку его подполковник Вака в Сиготе, как мы договаривались, не взял. Спустя три дня наша группа с багажом в составе примерно 1000 человек на грузовиках выехала из Сигота в Сейну, где нас погрузили в товарные вагоны. Выехать мы смогли только с самым необходимым багажом. Лично я с собой мог взять только два чемодана и два рюксака. Поскольку с таким багажом мне было нелегко перемещаться, портфель Ваки я положил в рюксак с которого некоторые вещи переложил во второй рюксак.
При пересадке из грузовых вагонов в пассажирские в Клуже я в суматохе потерял рюксак в котором как раз находился и портфель. После напрасных поисков я вынужден был сесть в вагон без рюксака с портфелем. Поиски рюксака в возникшем хаосе были затруднены и все попытки его наити остались безрезультативными. На румынском вокзале я заявил о пропаже полиции. Вместе с рюксаком был потерян и портфель Ваки о чем при встрече в Брно с подполковником я ему сказал. В противном случае  после своего возвращение в Чехию о пропаже портфеля я был намерен заявить в Праге в центральное управление жандармерии.
(подпись поручика жандармерии Яна Квапила, правдивость вышеизложенного подтверждает Мария Квапилова.)

Высоке Мито, 29 апреля 1939 г.
Тема: Ян Квапил, поручик действ. сл., подозрение о мошенничестве

Рапортую, что на жандармскую станцию в Высоке Мито пришел запрос из полицейской станции Брно из которого следует, что подполковник Вака бывший командующий краевой жандармерией в Хусте передал поручику Яну Квапилу портфель с различными ценностями с требованием его сохранения при эвакуации из Подкарпатской Руси. Поручик дейст. службы Ян Квапил, который является офицером без соответсвующих курсов или окончания в офицерской школе, описал случившееся в своем "объяснении".
В деле значится, что поручик Квапил прибыл в Высоке Мито дня 27 марта 1939 г. и имел при себе портфель, названного я допросил 27 апреля,  описание допроса прилагаю. Одновременно я потребовал "Объяснение" у капитана дейст. сл. И.Страки, верхнего стражмистра Чепелки, ст стажмистра Фр.Бечвара и стражмистра Фр.Завацкого, которые написали, что видели поручика Квапила с портфелем.
В свою очередь поручик Квапил утверждает, что при переезде из Брна в Высоке Мито он имел портфель с мягкой тельячей кожи черного цвета, а сотрудники жандармского отделения в Высоком Мито утверждают, что цвет портфеля был  светлокоричневым, что вызывает подозрение по отношению к подозреваемому. Прилагаю в качестве информации и ожидаю приказа о дальнейших действиях. Поручик Ян Квапил и дальше проживает в Высокем Мито.
( подпись командующего отделением штабскапитана Фердинанда Маршалека)


Прага, 13 июня, внутреннее распоряжение КЖЛ (краевое жандармское командование) -
Поручик действительной службы  бывшей Карпатской Украины Ян Квапил не является гражданином протектората и до настоящего времени не взят под стражу. Решение , предложенное командованием жвндармской станции в Высокем Мито просим направить уголовному краевому суду в Праге.

Хрудим, 28 июня 1939 г., Краевому жандармскому командованию в Праге- Краевой суд в Хрудиме настоящим сообщает, что начато досудебное расследование  против поручика жандармерии Яна Квапила прож. в Высоке Мито кв.10/1 по подозрении в преступлении параграф 183 кр.пр.Тк VIII 374/39.

Прага, 8 июля 1939 г. Краиевому суду в Хрудиме - В соответствии с предписаниями 183 кр.пр.Тк VIII 374/39. прошу дать результаты досудебного расследования против поручика жандармерии Яна Квапила. Подчеркиваю, что в соответствии с параграфом 12 Закона 299/20 Сб.жандармерия относится к военному трибуналу и судам.
(Зам. ком-го краевой жандармерии, подпись, нечит.)

Продолжение завтра...
[14.11.2009 10:43:45] ivanov pise: Продолжение завтра...

Прага 9 октября 1939 г. краевому жандармскому управлению Прага-
Министерство внутренних дел своим постановлением от 28 июля 1939 г.перевело днем 16 марта 1939 г. поручика дейст. сл. Яна Квапила в состав жандармерии протектората в звании старшего стражмистра. Днем 6 октября 1939 г. он переведен на действительную службу.


Градец Кралове , 14 ноября 1939 г. Краевому жандармскому управлению Прага-
Сообщаю, что я, в соответствии с параграфом 138 Постановления от 9 ноября 1939 г. закрыл дело об  обвинении в преступлении поручика жандармерии Яна Квапила, поскольку не нашел достаточных доказательств для его криминального судебного преследования.
(подпись военного прокурора подполковника юстиции док-ра права Вилема Базы)


КЖУ (краевое жандармское управление) Прага 26 апреля 1939

Тема. Квапил Ян, поручик жандармерии, репутация его супруги

По инициативе генерала Ежка прошу Вас сообщить все, что Вам известно о деятельности супруги поручика жандармерии Яна Квапила, прежде всего о ее отношении к чехам во время последних событий на Подкарпатской Руси

(Выписка из выступления командующего краевым жандармским управлением, подписано майором Земприхом)

Рапортую, что супруга поручика Квапила во время, когда она проживала со своим супругом в Ужгороде, всегда относила себя к польско-украинской национальности, или же как в последствии эта национальность переименовалась- к украинской. Как мне стало известно в Хусте, она состояла членом общества "Просвита", в котором она работала на протяжении многих лет. Общество было всегда весьма радикально настроено и направлено против всего чешского или чехословацкого. Полиция и жандармерия постоянно держало деятельность общества в поле зрения и следила за деятельностью его членов. Все акции этого общества были направлены на отторжения Подкарпатской Руси от ЧСР и присоединения этой земли к Великой Украине.

Более подробные сведения об этом обществе мог бы дать верхний полицейский советник доктор Олдрих Шронек, который в настоящее время прикомандирован к какому-то полицейскому комиссариату в Праге.

Пани Квапилова была одновременно и членом "Сокола", но постоянно находилась только среди членов общества Просвита. Особо себя не проявляла, поскольку полиция тщательно следовала каждого, кто встречался с членами этого общества. Прежде всего находились в поле зрения супруги государственных служащих, которые принимали участие в деятельности общества. Пани Квапилова работала скрытно вплоть до момента передачи власти правительству украинского направления. С того дня, как я ее видел в Ужгороде, она присутствовала на всех заседаниях Украинского народного объединения (УНО) и демонстративно носила знаки различия этой  партии.

После перемещения автономного правительства в Хуст она продолжала сотрудничать с бывшими членами общества Просвита, но поскольку всем было известно, что пани Квапилова является и членом т.н. женского УНО, никому ее деятельность не казалась необычной. Ее супруг, который в то время был принят в ряды жандармерии в звании ст. стражмистра помогал в ее деятельности и всем было известно, что он проявляет симпатии к украинцам. И поскольку всем было известно, что его супруга украинка, особо на это никто не обращал внимание.

Единственное, что я могу, опираясь на сведения нашего  агента, достоверно заявить, так это факт, что пани Квапилова знала о всех изменениях и событиях в работе жандармского управления в Хусте. Она знала, что готовится отставка полковника Вита с его заменой штабскапитаном Вакой, в качестве командующего краевым управлением жандармерии в Хусте. У жандармов было убеждение, что она обо всем была хорошо информирована, что сказывалось и на поведении верхнего стражмистра Яна Квапила.

Что касается выкриков на демонстрации 17 февраля 1939 г. против назначения генерала Прхала министром Карпатской Украины, мне известно только то, что она шла во главе колонны. Кричала ли она "Чехов вон" мне неизвестно, поскольку в общем крике который там царил, нельзя было расслышать отдельных голосов.

Пани Квапилова с чехами в Хусте не контактировала. Изредка в ее обществе можно было видеть надпоручика дейст. сл. Эмануэля Коцума, который был включен во вспомогательное отделение жандармерии в качестве инструктора. О теме их бесед мне неизвестно. С дугими членами жандармерии или членами их семей пани Квапилова не встречалась. После отставки пана полковника Вита меня было переведено в Великий Березный и с тех пор информации о пани Квапиловой у меня нет.
(Ииндрихув Градец, 27 апреля 1939 г. подпись капитана дейст. сл. Иозефа Яновского)


Прага, 26 апреля 1939 г. Выписка из свидетельских показаний сотрудников жандармерии о поведении поручика дейст.сл. Яна Квапила и его супруги на Подкарпатской Руси.:

Поручик действ. сл. Ян Квапил в канцелярии жандармерии постоянно говорил на украинском, что вызывало впечатление, что он стыдится говорить на чешском. При встрече на улице отвечал на поздраление на украинском, а в присутствии супруги она на поздравление на чешском вообще не отвечала. В феврале 1939 на одной из протичешской демонстрации, на которой кричали: "Чехов вон" " Чехов в Тиссу", было слышать и пани Квапилову, как она выкрыкивает эти лозунги. " Чехов вон!" кричала она сопровожкая крик вытянутой рукой. При этом она обращалась к жандармскому отделению, в котором были и чехи.
Поручик Квапил чешского общества избегал и постоянно находился исключительно в украинском обществе. Его супруга бостоянно встречалась с лицами, которые вели противочешскую агитацию. Во время демонстрации против назначения генерала Прхала министром, пани Квапилова стояла на трибуне рядом с секретарем премьера И.Рогачем, и когда толпа кричала6 "Чехов вон", она демонстративно для приветствия вытянула руку. В поведении поручика Квапила чувствовалось постоянное предубеждение против лиц чешской национальности. Чехов он в своем кабинете принимал демонстративно в грубой форме, в то время как к украинцам постоянно демонстрировал симпатии...
( За краевого командующего жандармерией подпись подполковника Богдана Шевчика)...


«Построение информационного общества в Подкарпатской Руси".




САЙТ ПОДКАРПАТСКАЯ РУСЬ
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment